ТЕКУЩИЙ НОМЕР | АРХИВ | ПОИСК | РЕДАКЦИЯ | ОБЪЯВЛЕНИЯ | ГОСТЕВАЯ | ГОРОД | ENGLISH
КРАСНАЯ ИСКРА

01-05-2008 N 18 (16005)

Вехи памяти

Сергей Казимирович Хохлов, бывший журналист, ныне консультант отдела по связям с религиозными объединениями, приехал из Карелии в Боровичи, чтобы найти материал о популярной в 40-е годы ленинградской певице Зое Николаевне Рождественской.

Мать Зои Рождественской Виктория Ивановна Сулоева долгое время жила в Боровичах. И в нашем музее хранится семейный архив Сулоевых.
«Когда соберу материал – просвещу людей, поскольку это, действительно, выдающийся голос России. Почему мы знаем американскую певицу Эллу Фицжеральд, которая высоко ценила талант Рождественской, а свою певицу забыли?», – не скрывая своего негодования, говорил Сергей Казимирович.
Беседуя с ним, меня заинтересовала не столько певица, сколько её мать. Ведь это она жила в наших краях и была достаточно известной художницей. И для тех, кому не чуждо творчество боровичских художников, имя Сулоевой не звучит как открытие. Сулоева, Каёв, Константинов – говоря о любом из них, обязательно вспоминаешь творчество двух других.
Александр Павлович Константинов был любимейшим учеником Виктории Ивановны. Они писали друг другу письма, когда Константинов уехал учиться в Ленинград. Виктория Ивановна, будучи уже в глубокой старости, сообщала ему о своих жизненных горестях и невзгодах, по-матерински называя «милый Сашенька».
В музее хранится портрет Сулоевой в год её смерти, написанный Константиновым. Под портретом приписка: «В.И. Сулоева в депрессии», а ниже – «моя любимая учительница по рисованию».
Портрет написан явно не с целью проявить или дать другим оценить свой талант. Константинов хотел напомнить о другом художнике, хотел, чтобы посмотрели в эти глаза, полные печали и разочарования и задались вопросом «почему?». Он понимал, что, возможно, единственный, кто поможет жить имени Сулоевой после её смерти.
Бережно собирал Александр Павлович все материалы, связанные с жизнью Виктории Ивановны: письма и открытки от родственников, официальные документы, трудовую книжку, творческие работы и даже медицинские справки и рецепты на лекарства. В архиве можно обнаружить официальный заказ художнице от директора музея Сергея Николаевича Поршнякова: «Прошу написать маслом или акварелью этюды на следующие темы…», – и перечисляются пять тем. Например, «На работу», а в скобках – содержание этюда: «фигуры рабочих, проходящих через центральную часть сквера им. Кирова солнечным летним утром». Работы Сулоевой просили выслать на областную выставку художников.
Константинов завёл тетрадь, где принимался писать биографию художницы. Эти записи сегодня – единственное свидетельство того, что Виктория Ивановна была профессиональным художником. Она училась в Петербургской академии художеств, в Тифлисском художественном училище, посещала художественные курсы в Москве. Только из этой тетради можно узнать, что Виктория Ивановна окончила гимназию с золотой медалью и даже «была артисткой Петербургского театра».
Такую тетрадь Константинов вёл и о втором своём учителе, тоже художнике-профессионале Якове Константиновиче Каёве.
И труд его не был напрасным: память о наставниках, а вместе с ними и о нём самом живёт. Конечно, их имена не звучат на каждом углу, но их свято хранит музей – неисчерпаемый кладезь истории, дарящий живительную силу искусства уже девяносто лет.
Нина Борисова.
ТЕКУЩИЙ НОМЕР | АРХИВ | ПОИСК | РЕДАКЦИЯ | ОБЪЯВЛЕНИЯ | ГОСТЕВАЯ | ГОРОД | ENGLISH

webmaster